Analysis of anti-Armenian arguments of Maximus the Greek

Submitted by admin on Fri, 03/23/2018 - 21:13

В среде части верующих РПЦ довольно популярна аргументация неприятия веры Армянской Апостольской Церкви и ее верующих на основе работы Максима Грека (1470-1556), которая называется «Слово против армянского зловерия» https://azbyka.ru/otechnik/Maksim_Grek/slovo-protiv-armjanskogo-zloverija/. Эта небольшая популярная работа, которая часто используется в полемике с армянами, примечательна тем, что буквально напичкана злобой и ненавистью к Армянской Церкви и к армянам вообще. Смотрите сами, только беглый перечень тех эпитетов, которыми щедро «одаряет» автор Армянскую Церковь и армян: Армянское зловерие, нечестивейшие, мерзкие, ересь, хульные мысли, проклятые армяне, скверные армяне, нечестие и сатанинское умышление, трижды проклятые армяне, итд. итп.

Насколько это по-христиански, читатели сами пусть подумают.  Конечно многие могут списать это на своеобразную христианскую ревность данного человека, или же на отсутствие политкорректности в его время. Как бы то ни было, нам остается пожелать, чтобы Бог простил его за эти, прямо скажем, злобные слова.

Но обратимся к сути аргументации Максима Грека. Насколько она правдива и уместна?

Что первым бросается в глаза, это абсолютная научная необоснованность работы автора: ни одного имени армянского автора, ни одного названия работы армянских авторов. Ничего, с чем можно было бы проверить истинность обвинений. Создается впечатление, что армяне – это какая-то нация, когда-то жившая на Марсе, или же что более вероятно, автор старается спрятать концы своих обвинений в воду. Есть в его работе имена александрийца Диоскора, антиохийца Севира, константинопольского Прокла, их конкретные слова, не забыты даже греческий языческий бог Апполон, прорицательница Пифия, многие другие, которые вообще не связаны с армянами, словом кто угодно, кроме конкретных армян, кто бы говорил или писал что-то, о чем толкует автор. Такое может быть скорее всего по причине того, что автор сам не читал трудов армян, а свою информацию получил от вторых, а то и третьих лиц.

Читая Максима Грека, становится понятным непримиримость некоторых членов РПЦ по отношению к ААЦ: ведь их богослов, к тому же преподобный, по их мнению, не может говорить неправду. По этому поводу будет уместно вспомнить об антирусских выражениях Паисия Святогорца, о чем говорит профессор Осипов https://www.youtube.com/watch?v=klEmKiCv_xM и советует с осторожностью относиться к такого рода противоречивым высказываниям. Казалось бы, Паисий тоже уже причислен к лику святых в Православной Церкви и отныне его слова нужно принимать безаппеляционно. Но, как говорит уважаемый профессор, и тут нужно иметь рассуждение. Подобное можно посоветовать и читателям Максима Грека: лучше все-таки самому проверить слова Максима на предмет соответствия с действительным положением дел в ААЦ. А то мало ли что могли подсунуть человеку, к тому же так враждебно настроенному к Армянской Церкви.

Но все-таки, о чем конкретно говорит Максим Грек?

В начале своей работы автор обозначает три свои обвинения против армян:

1.   “Первая из них и злейшая всех заключается в том, что они мудрствуют, что во время спасительных страданий Бога Слова, бесстрастное Божество подверглось смерти, как и человечество”

2.   “вторая, которая утверждает, что вочеловечившееся Слово Божие, после вознесения на небо, совлеклось принятой Им от пречистых кровей Пречистой Богоматери Божественной плоти”

3.   “третья же неправильно смешивает не смесно соединившиеся во Христе два естества – человеческое и Божественное, которые будто стали одним естеством”.

Кратко проанализируем эти три пункта.

Как я уже отметил, прямой анализ затрудняется абсолютным отсутствием ссылок на работы армянских богословов для обоснования своих обвинений, тем более, что все последующее изложение касается в основном только первого пункта. Видимо остальные два пункта автор оставил на усмотрение читателя.

Поэтому сразу скажем, что второй пункт – просто чистая выдумка: а что Христос вознесся в небо без тела, что ли? Ничего даже близкого в армянском богословии нет. Совсем наоборот, и это очень важно, символ веры ААЦ несколько отличается от символа веры принятого в Греческой и Русской Церкви именно этим. В ней вместо слов «восшедшего на небеса и сидящего одесную Отца, и снова грядущего со славою…” греческого символа веры есть очень важное уточнение-разница “восшедшего на небеса тем же телом и сидящий одесную Отца, и снова грядущего тем же телом и славою Отца…”. Вот это двукратное повторение слов тем же телом, которое верно сохранила ААЦ от древней Церкви, выявляют беспочвенность обвинения Максима Грека, если не сказать больше. Отсюда можно делать вывод, что он не знал даже символа веры ААЦ.

Удивляться можно, как такой человек, который имел немалый авторитет в своей церкви, мог допустить такое, если даже допустим, что он повторил чью-то глупость по своей наивной доверчивости? Неужели в таких случаях обычно самому не  проверяют такие серьезные обвинения? И хотя бесполезно уже такое требовать от него самого, но этот вопрос тем не менее актуален для тех живущих сейчас, кто доверчиво повторяет ошибки самого Максима. К тому же сегодня под рукой огромное количество доступного материала, чего не было у Максима.

Теперь обратимся к первому пункту. К сожалению, это заявление не соответствует истине по своей сути. Никто из армянских богословов не говорил, что на кресте пострадало или тем более умерло Божество Христа. Армянские отцы говорили, что Бог умер на кресте тем, что могло умереть, то есть Своим человечеством, человеческим телом. То же самое говорили отцы Вселенской Церкви дохалкидонского периода. Правда, ААЦ в соответствии с теми же отцами говорит, что человечество Христа было обожено с момента воплощения, но тем не менее, это человечество не было лишено своих свойств – оно было смертно и страдаемо по человечеству. Но что более удивительно и неудобопонимаемо, как говорит армянский богослов 8-го века Хосровик, тело Христа смертно по своей человеческой природе, но бессмертно по соединению с Божеством[1], причем это говорится одновременно для всех времён. Когда мы говорим о страданиях и смерти Христа, мы говорим о свойстве смертности тела Христа по природе тела, но когда мы говорим причастии Телу Христа при Евхаристии, то имеем ввиду бессмертие этого самого Тела по соединению с Божеством Слова. Если вдруг кто-то из оппонентов ААЦ возразит, что Тело Христа стало бессмертным только после Воскресения, то пусть сразу вспомнит, что Свое Тело Христос сначала дал апостолам на Тайной Вечерии до воскресения. Неужели Он Сам и апостолы вкушали смертное и тленное Тело Христа? Тогда как могло такое смертное тело быть залогом нашего бессмертия и нетленности в будущей жизни?

Этот небольшой экскурс позволит нам ответить на заявление Максима Грека о Трисвятой Песни: «Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, пострадавый за нас, помилуй нас». Автор приписывает этот текст Севиру, хотя ААЦ приписывает авторство этого текста Петру Ваяльщику, хотя это некритично. Максим заявляет, что добавление пострадавший за нас является признаком ереси богострадания, или теопасхизма,. Далее, он почему-то относит троекратное “святый” к ипостасям Троицы. Армянская же Церковь относит все три “святый” только к Сыну, который пострадал за нас. В таком случае, возражают некоторые богословы Греческой и Русской Церкви, как же понимать, что Бог Сын пострадал или был распят (в армянской литургии чаще всего говорится “был распят”)? Разве Бог может быть распятым?

На это Армянская Церковь отвечает: да, на кресте был распят и умер Бог Сын, но не Божеством, а Телом. И так как Тело есть Его собственное, а не чужое, то и страдания относятся к Богу. Заметьте, очень важное слово – относятся, то есть Бог Сын всецело усвояет страдания и смерть Своего Тела как Свое. Иначе получится, что человечество было спасено смертью одного человека, что уже является уже явной бессмыслицей.

Что-то подобное об усвоении можно сказать о смерти любого человека: когда человек умирает, разрушается его тело, а душа не разрушается; однако смерть и страдания относятся и к душе, которая связана с телом.

Третье обвинение относится к соединению естеств во Христе. Об этом я уже говорил в предыдущих статьях, в частности здесь: http://armenianchurch.ru/religion/articles/dgstatii/15142/. Но повторю еще раз в терминах Максима Грека: ААЦ никоим образом не смешивает несмесно, как он утверждает, два естества, а утверждает как 3-й Вселенский Собор, что едина природа Бога Слова, воплотившаяся. Это означает обожение человечества, с сохранением всех человеческих качеств тела и души. Раз обожение, то все человеческое во Христе стало Божественным, но, как уже говорил, с сохранением (а не уничтожением) человеческого. Если для кого-то такая формулировка является труднопонимаемой, то нужно помнить, что эта неудобопонимаемость является общим свойством ограниченности человеческого ума, а не его личного. Все святые отцы говорили об этой ограниченности, и о необходимости веры для принятия этой истины.

Но всё-же для некоторой иллюстрации отцы Вселенской церкви использовали очень хороший образ раскалённого железа, как бы этот тварный образ ни был далек от истинного соединения естеств во Христе. Железо, которое в обычном состоянии холодное и черное, при соприкасании с огнем становится уже горячим, светлым, и становится одной природы с огнем, но не теряет свойства быть железом. Таким же образом человеческое тело и душа Христа из-за соединения с Его Божеством становится одной природы с Божеством, но не теряя своего человечества.

Трудно понимать, как могли эти несправедливые обвинения и откровенное недружелюбие к ААЦ написаны рукой такого авторитетного в Греческой Церкви человека. Как бы то ни было, к сожалению факт остается фактом, что это произведение, известное под его именем, является, если назвать вещи своими именами, довольно некрасивой ложью по отношению  к нашей Церкви. Возможно, русские и греческие филологи смогут в будущем выявить истинность авторства этого произведения Максима Грека, но это уже выходит за рамки нашего небольшого исследования. И нам остается пожелать антиармянски настроенным читателям Максима Грека, осторожно и трезво читать откровенно неверные обвинения в этом произведении.

 

[1] Хосровик Таргманич, Догматические Сочинения, (на русском языке), Ереван, Анкюнакар, 2016, стр. 57.